Протест победителей

 

 

 

По сложившейся у нас поствыборной традиции, голосование завершилось митингом. На Болотной площади. Сторонники Алексея Навального праздновали свою честную победу и одновременно сулили власти всякие неприятности за её победу нечестную. За 3 часа Болотная площадь окончательно поверила, что власть напугана и уже бежит пересчитывать голоса.

 

 

 

Людской поток начинался от метро "Третьяковская". Немосквич мог идти оттуда к Болотной, не спрашивая дорогу, достаточно было уловить в толпе слова "Навальный", "комиссия", "протоколы", "второй тур" – и пристроиться с фланга. В сотне метров появлялись уже более чёткие видовые признаки: в строю "идущих вместе" к Навальному возникали красные круглые стикеры и сине-зелёные прямоугольные таблички с именем, которое уже, кажется, стало жить отдельно от персонажа. Фирменная продукция предвыборной кампании Навального.

 

 

 

Полиция оцепила Болотную по всему периметру. Над площадью завис вертолёт. В канале встал полицейский катер. Узкий и ближайший к метро Лужков мост был перекрыт, рамки для досмотра стояли после Патриаршего, оттуда запускали на площадь. В восьмом часу очередь на досмотр была больше, чем толпа на самой площади. К восьми людской поток преодолел "горлышко", перетёк к сцене и стал заполнять уже всю Болотную. По пути волонтёры снабжали его недоиспользованной во время кампании наглядной агитацией. Люди клеили себе на куртки и сумки красные круги и размахивали сине-зелёными табличками с фамилией кандидата. Потом, когда всё закончится, они это не выбросят, а любовно понесут домой как сувениры.

 

 

Арифметика

 

 

 

Штаб Навального запланировал акцию и согласовал её в мэрии ещё до дня голосования. То есть тогда, когда выборы анонсировались как самые честные и прозрачные и нельзя было знать, что, собственно, придётся делать на Болотной. В воскресенье об этом говорил глава штаба Навального Леонид Волков: вариант первый был – праздновать победу, второй – честно признавать поражение и делиться планами на будущее. Третий – митинговать и обвинять власть в фальсификациях, если таковые будут.

 

 

 

Сколько народу собралось на Болотной – большая загадка. Конечно, на других митингах данные о численности тоже бывают противоречивые. Так, за два дня до выборов кандидаты в мэры Москвы проводили акции поддержки себя. На митинг сторонников Собянина давали спецприглашения в "Олимпийский", и хотя большая часть кресел в зале, по рассказам попавших туда счастливчиков, пустовала, полиция объявила, что и.о. мэра пришли поддержать 20 тысяч человек. По числу мест в зале. В это же время жалкая, по оценкам полиции, кучка сторонников Навального из 2 тысяч человек заполнила всю отведённую им часть проспекта Сахарова, многие не поместились и стояли за ограждением.

 

 

 

На Болотной вечером 9 сентября арифметика была такая же занимательная, как за сутки до этого – на избирательных участках. Организаторы заявили 2,5 тысячи участников. В разгар митинга полиция объявила, что собралось порядка 3 тысяч. И тут же стала составлять протокол на организаторов за то, что они превысили заявленную численность до 9 тысяч.

 

 

 

По другим оценкам, на Болотную пришли тысяч двадцать человек, которые считают, что у них опять украли голоса вместе с целым туром выборов. Музыкант и критик Артемий Троицкий, выступая перед ними, объявил, что видит перед собой аж все 70 тысяч.

 

 

 

Акция официально называлась "Обсуждение итогов выборов". Напомним, что фактически действующий мэр Сергей Собянин набрал 51 процент голосов. Штаб Алексея Навального, занявшего 2 место с 27 процентами, утверждает, что кандидату от власти "накрутили" недостающие полтора процента голосов, чтобы обеспечить победу в 1 туре. По данным, стекавшимся от наблюдателей в единый SMS-центр, Собянин получил меньше 50 процентов голосов. Навальный заявил, что не признаёт официальных итогов, требует пересчёта голосов на спорных участках и назначения 2 тура. Это и стало лейтмотивом митинга на Болотной в понедельник, 9 сентября: пересчёт и второй тур.

 

 

 

Победители

 

 

 

Глава штаба Навального Леонид Волков обратился к людям на площади: эти выборы, сказал он, – личная история для каждого, кто пришёл.

– Каждому есть что сказать и есть что спросить! – громко бросил он со сцены, и толпа одобрительно загудела. – Кто был наблюдателем?

Вверх послушно взлетело много сине-зелёных табличек со словом "Навальный".

– Кто был в штабе и работал на кубах?

Табличек стало сильно больше.

– Кто просто голосовал?

Взметнулись, кажется, все таблички, какие были в руках, просто руки и другие предметы.

– Каждый из вас сделал всё, чтобы случилось чудо, и мы победили! – продолжал Волков. – И мы победили!

Народ ответил счастливым гулом и свистом победителей.

Волков рассказал, как проходила кампания, и почему он считает случившееся чудом. Штаб начинал работу с тремя сотнями тысяч рублей на счету и 10 процентами рейтинга у кандидата. Но за прошедшие 3 месяца им удалось одних только листовок и газет раздать – 20 миллионов. Провести сотни встреч. В итоге 600 тысяч человек пришли на избирательные участки и заявили, "что хотят перемен и связывают свою веру в эти перемены с именем Алексея Навального".

– Мы заработали второй тур, но у нас его украли! – объявил площади Волков.

Он напомнил, как именно: явка, которую держали в тайне до утра понедельника; система ГАС "Выборы", которая вдруг сломалась в третьем часу ночи, и данные пришлось вносить вручную; 100 тысяч избирателей, голосовавших на дому за Собянина и не всегда знавших об этом; 100 тысяч неучтённых голосов в Отрадном, потому что комиссия там не может завершить заседание уже сутки.

Площадь отреагировала возмущённым гулом и свистом, словно слышала всё это впервые.

При этом штаб Навального предлагает "нормальное, цивилизованное решение" и призывает власть к переговорам. Утром, сообщил Волков, Собянин сам предложил переговоры. Навальный быстро откликнулся готовностью "встретиться и обсудить пересчет голосов на тех участках, где были проблемы, публичную проверку списков для голосования на дому, публичную проверку результатов голосования по тем участкам, которые вводили свои данные после того как отключилась система ГАС "Выборы". Собянин своё предложение отозвал.

Негодующий гул, высоко поднятые таблички.

– Мы верим, что ситуация не патовая, что у нас будет второй тур, – Волков подарил надежду собравшимся и одновременно снизил градус негодования. – И мы победим!

Он пригласил выступить тех, кто помогал и ещё поможет побеждать, – членов команды Навального. Один за другим появлялись организатор митингов, дизайнер, социологи. Каждый рассказывал свою незамысловатую историю, которая должна была окончательно сроднить выходивших на сцену членов "ближнего круга" Навального с пришедшими на площадь сторонниками. Потом бросал площади вопрос. Площадь отвечала правильно и дружно.

– Мы хотим второй тур? – кричал в микрофон оратор.

– Вто-рой тур, вто-рой тур! – отвечала площадь.

– Мы победим?

– По-бе-да, по-бе-да! – заливалась площадь.

Выступили Пётр Офицеров – тот, кого осудили вместе с Навальным за кражу кировского леса, Сергей Пархоменко – журналист, Артемий Троицкий – музыкальный критик, Пётр Верзилов – муж Нади Толоконниковой из Pussy Riot, сидящей в мордовской колонии.

Театральный режиссёр Константин Богомолов на этих выборах возглавлял одну из мобильных групп наблюдателей. Он очень искренне и прочувствованно объяснил, почему вдруг оказался в гуще политических событий: если ему самому не привыкать к унижениям со стороны власти, то он не хочет, чтоб это терпел его ребёнок.

– Сво-бо-да, сво-бо-да! – отвечала площадь.

Выступление Богомолова прервал Леонид Волков: только что, сообщил он, телеканал "Дождь" передал новость о том, что Мосгоризбирком готов работать с обращением кандидата в мэры Навального по поводу пересчёта голосов!

– Пе-ре-счёт, пе-ре-счёт! – обрадовалась площадь.

Люди ликовали: их услышали, под их натиском отступили! Они не знали, что новость о готовности Мосгоризбиркома рассматривать обращение появилась за несколько часов до начала митинга. И что готовность "рассмотреть обращение" отнюдь не обязательно означает пересчёт.

Наконец Волков объявил: сейчас выйдет человек, "у которого была самая непростая работа в команде – быть музой и вдохновительницей". И ещё "человек, который работал наряду со всеми, был одним из нас, но всё-таки – самым главным".

– На-валь-ный, На-валь-ный, На-валь-ный! – встретили люди кумира и его супругу.

 

 

 

Навальный

 

 

 

– Если вы хотите знать, как чувствует себя рок-звезда, то, в первую очередь, это очень страшно, – пошутил он.

Навальный обратился к людям, которые, он это знает, не спят вторые сутки, как и он сам. Потому что ночью все ждали итогов от избиркома. Спросил, кто из них был на предвыборном концерте под дождём в пятницу. Взметнулись таблички с его именем. "Я рад, что вы не заболели", – похвалил их Навальный (http://www.fontanka.ru/2013/09/06/193/).

– Я второй раз выступаю на митинге, который посвящен фальсификациям на выборах, – перешёл он к главному. – В декабре 2011 года это был митинг отчаянных наблюдателей. Мы понимали, что ничего не добьемся, и все равно митинговали. А этот митинг – победа или поражение?

– По-бе-да, по-бе-да!

– Мы устали от того, что последние 13-15 лет все время проигрывали, – согласился Навальный. – Я рад сегодня вместе с вами выступать на митинге победы.

Он смягчил тон и попросил прощения у площади. Оказывается, раньше, когда они предсказывали победу, он-то сам до конца и не верил.

– Потому что у них – телевидение, а у нас был официальный рейтинг – 3 процента, – чуть ли не оправдывался он. – Извините меня, пожалуйста, что я не верил до конца.

Площадь не перебивала кумира, только нёсся умилённый гул. И раздавались отдельные выкрики. "Молодец, а? – толкал в бок один молодой парень другого. – Умеет признавать ошибки!".

Дальше Навальный пообещал, что будет работать со всеми политическими силами. Но!

– Сколько получила на выборах ЛДПР? – спросил он у площади.

– Три про-цен-та! – ответила площадь.

– Сколько – "Справедливая Россия"?

– Три про-цен-та!

– Сколько – коммунисты? Сколько "Яблоко"?

– Три про-цен-та!

– Мы будем работать вместе с ними, – продолжил Навальный. – Но мы зовем их идти за нами, мы будем лидирующей политической силой в России, которая будет бороться с "Единой Россией". Мы знаем, что только мы можем победить ее, и мы ее обязательно победим.

На этих выборах, по его словам, в России "родилась наконец-то политика, родилась оппозиция". И митинг "формально достиг цели", раз Мосгоризбирком готов пересчитать голоса.

– С другой стороны, мы же понимаем, что они попытаются нас обмануть, – признал он. – Они дадут мне реальный или условный срок. Они попытаются оттеснить меня от участия в политической борьбе. Они не будут регистрировать наши партии, они будут морочить нам голову с митингами, с судами. Мы понимаем это. Но сейчас мы точно знаем, как с этим бороться. Наконец-то мы нашли правильный формат работы.

"Я буду с вами ночевать на асфальте"

Митинг подходил к концу.

– Некоторые из вас, наверное, ждут, что я призову оставаться здесь, на этой площади, – усмехнулся Навальный. – Ждете?

– Да! – закричала площадь.

– Нет! – закричала она же.

– Кто-то прокричал – нет, кто-то прокричал – да, – кивнул Навальный. – Я бы хотел оставаться с вами до конца честным. Я не собираюсь вводить вас в заблуждение и не собираюсь вас подставлять, подвергать опасности. И если я звал вас на этот митинг для того, чтобы обсуждать результаты выборов и просил вас поддержать наш ультиматум, то ровно этого мы все и добились. Я не хотел бы вас втягивать туда, куда вы не пришли намеренно. Когда наступит время, я позову вас участвовать в несанкционированных акциях, переворачивать машины, поджигать файеры или еще что-то… Может быть, такое время наступит. Я вам так и скажу прямым текстом: "Ребята, приходите те, кто готов поджигать файеры и ночевать на асфальте". И буду с вами ночевать на асфальте. Но сначала я хотел бы вас предупредить об этом. Я прошу вас, чтобы вы мне поверили, потому что я знаю, что делать дальше. Когда-то на одном из митингов я кричал, что я сетевой хомячок, я перегрызу глотки этим скотам. Согласитесь, я немножко погрыз эти глотки с вашей помощью. Я точно знаю, что делать дальше. Я знаю, что жаба на трубе боится, подпрыгивает, потому что лапкам становится горячо. И это сделали мы, и это мы будем делать дальше. Мы знаем, как превратить нашу политическую машину, которую мы создали на этих выборах, в машину, в паровой каток, который раздавит всех жуликов и воров.

И он ещё раз поблагодарил людей на площади: мы с вами, сказал, на этих выборах получили "голосов больше, чем любой оппозиционный деятель в Москве за последние 20 лет".

– Спасибо вам большое, это настоящая победа! – ещё раз повторил он. – В Москве и Екатеринбурге, в Питере и Новосибирске, в Волгограде и Самаре, везде скоро будут стоять такие люди. Я не знаю, какая фамилия у них будет на табличках. Но совершенно точно, что эти люди будут с нами одной крови. И эти люди будут частью нашей успешной политической кампании, которая сокрушит эту воровскую власть по всей стране. Мы знаем, как сделать это, мы сделали это в Москве, мы сделаем это по всей России. Я благодарен судьбе, что стою на этой сцене и пользуюсь вашей поддержкой. Навальный здесь ни при чем. Скажите, кто здесь власть?

– Мы-здесь-власть, мы-здесь-власть! – с готовностью отзывалась площадь.

 

 

 

Vox populi

 

 

 

"Фонтанка" спросила у людей на площади: что привело их к Навальному? Зачем они здесь? Неужели искренне верят, что власть испугается, прислушается и станет пересчитывать голоса, а во втором туре мы получим мэра Навального?

Женя Синицын, студент, в команде Навального не работал, но голосовал за него сам и, говорит, убедил родителей:

– Конечно, власть нас испугается, власть вообще трусливая! Они поняли, что нас – миллионы, мы – сила! Навальный – наш президент!

Максим Дубинный, волонтёр Навального, прошёл обучение как член избирательной комиссии с правом решающего голоса, работал на участке 2488:

– Мне кажется, что проблема на этих выборах была не только в самих по себе фальсификациях. Собянин воспользовался системой, которую создали сторонники Навального. Я имею в виду систему SMS-ЦИК. Её данные были открыты для всех. И они видели, какие участки не закрыты наблюдателями, какие участки не внесли данные в систему. Можно легко увидеть, что именно на таких участках и пошли основные фальсификации. А по надомному голосованию – я вот вам хочу рассказать про одного социального работника в нашем районе. Ей спустили список из 300 человек для надомного голосования. Так она сама лично всех обзвонила и выяснила, что реально не могут прийти только четверо. Поэтому на нашем участке такого безобразия с "надомниками" не было.

Султан Османов, специалист по IT:

– Верю ли я, что митинг что-то изменит? Если не верить, то что ещё нам делать? Давайте сначала посмотрим, что даст этот митинг.

Ольга Кузьмина, пенсионерка:

– Честно отвечать? Нет, я не верю, что это что-то изменит. Хотя второй тур они сделать могут. Я оптимист. Иначе зачем бы я была здесь? Я сумела сагитировать за Навального свою 80-летнюю маму и трёх её подружек, а одна из этих подружек – свою дочь. И теперь мы все ждём второго тура.

Мария Федосова, менеджер, живёт в Подмосковье, в Лобне, голосовать в Москве не могла. Поэтому приехала помогать штабу как волонтёр:

– Я не верю, что от митинга что-то зависит. Не было ещё такого, чтобы власть прислушалась к такому небольшому количеству людей. Это в масштабах Болотной нас много, а в масштабах страны – очень мало. Но не прийти сюда я не могла. Не сидеть же дома перед телевизором, когда происходит такое!

Светлана Кузнецова, была наблюдателем на участке 2895:

– Ну я-то знаю, как они голоса вбрасывали! У нас на участке вбросили в урну целую пачку сложенных бюллетеней. Я попыталась написать жалобу, а председатель вызвал милицию. И я ничего не смогла сделать. Но я видела, что во всех этих бюллетенях отмечен Собянин.

Михаил, муж Светланы:

– Могли мы, зная это, не прийти сюда? Какая у нас альтернатива? Иначе – полная безысходность.

 

 

Ирина Тумакова, "Фонтанка.ру"

© Фонтанка.Ру